?

Log in

юнкер шмидт из пистолета

диалоги в танках

3/9/14 06:44 pm - которая называется жизнь

Наблюдала сегодня в автобусе, как пожилой ортодоксальный дядечка, ничего не говоря, раздавал всем пассажирам веточки мяты, видимо, купленные только что на рынке. Отвлек старушку от газеты, та подняла глаза рассерженно, сфокусировалась, все еще рассерженно кивнула, веточку взяла.
*
Пришла на работу, забыв дома: зонтик, кроссовки и зарядное устройство для компа. То есть, сейчас я промокну, заниматься буду в мокрых кедах, а по мере вытекания энергии из компьютера она вытекает и из меня.
*
Вокруг все занимаются vegan challenge и бегом. Хочу мяса, шоколада и под одеяло. Впрочем, пойду в зал сегодня и завтра на капоэйру.
*
Впервые за долгое время просто слушала музыку. Кто-то заснул у меня на плече, будить не хотелось, книжку было не достать. Я сидела на диване и внимательно слушала альбом Хью Лори.
*
Вчера четыре часа ходили по Иерусалиму. Слезли из Армона в овраг, потом по каким-то откосам, обрывам и кучам мусора долго забирались наверх в Арнону. Дальше шли по рельсам, которые так красиво превращены в деревянную дорожку. Встретили людей всех возрастов на всех возможных колесных средствах передвижения. Потом в Рехавию. Весь город цветет.
*
Когда у кого-то близкого что-то сильно болит или плохо, и я не могу помочь, иногда мне приходится изо всех сил с собой бороться, чтобы не злиться на него. Такой идиотский механизм срабатывает, начинаю просто взрываться от злости, которая на самом деле жалость и беспомощность. Не всегда так, чаще превращаюсь в глыбу спокойствия и эффективности, но когда злюсь, то это очень трудно скрыть.
*
Комп говорит, что сейчас уснет. "Your Mac will sleep soon." С человеческим лицом.

3/2/14 05:46 pm - 2 марта 2014

небо стало совсем бетонным
все мучительно пахнет смертью
город болен, теряет облик
мы останемся после взрыва
будем с факелом средь развалин
не наступать на мертвые лица
будем строить всю жизнь с начала
вся вода у нас будет мутной
город болен, и мы больные
голос хриплый, глаза прикрыты
мир в войне, и внутри не лучше
сердце бьется, но не как прежде
Tags:

2/23/14 10:01 pm - ну какие-то

Относительно молодая бабушка качает в магазине, где я подрабатываю, трехнедельного внука. Марширует взад-вперед, выполняет танцевальные па, при этом поет When the Saints Go Marching In. Ее дочь, мать младенца, тем временем выглядывает из примерочной и спрашивает меня: мы не знакомы? Знакомы, а как же. Познакомились в Вильнюсе на конференции три года назад. Как будто здесь можно встретить кого-то незнакомого.

У автовокзала в Тель Авиве грязно, людно и шумно. Мимо на электрическом инвалидном кресле проезжает человек с чрезвычайно добрыми глазами. На руке его сидит попугай, а от колес радиально расходятся три поводка с разноцветными хаски. Домой, домо-ой, до-мой, говорит им добрый человек строго и серьезно. Тем временем ко мне подходит пожилой таксист с арабским акцентом. Ты знаешь Waze? Знаю немного. Можешь помочь мне найти улицу Тедер 23 в Ришоне? Могу попробовать. Нету такой улицы. Подожди пожалуйста. Уходит в машину, советуется, возвращается. А какая улица есть? И что же делать? Если б у меня были ответы.

Пока стою и жду, возле меня останавливаются двое русских средних лет. Они встают гораздо ближе, чем себе позволил бы воспитанный человек, и говорят куда громче приличного, то и дело поглядывая на меня. Обсуждают они «этих» — суданских беженцев, которых очень много вокруг. Изо всех сил делаю вид, что не понимаю русского, кулаки самосжимаются от ярости. Напротив нас вывеска — Kingdom of Pork.

Добираемся до порта. Там тоже людно и шумно, но совсем по-другому. Жара и солнце сменяются ветром и потусторонним серо-золотистым светом из-под тяжелых низких облаков. Клоун ловко крутит подарки детям из длинных шариков (замечаю, что нужно надувать шарик не до конца, чтобы осталось место для сгибов). Лошадок, собак и инопланетные шляпы. «Инопланетянин — это сюрприз в своем роде,» сообщает он.

Вечером заходим в супермаркет. У двери наполовину освещенный светом изнутри одинокий активист. Он призывает бойкотировать магазин за неправильную политику и чрезмерное стяжательство. Хотите узнать о бойкоте? спрашивает он. Иврит? Инглиш? Аргентинский, выплескиваю сарказм я. Es muy caro! восклицает он мне в спину. Оборачиваюсь, встречаю улыбкой улыбку. Когда мы выходим, он вещает ин инглиш группе иностранцев.

Автобуса домой приходится ждать очень долго. Холодно. Я слушаю босса нову и танцую на остановке. Вокруг длинными скорыми шагами ходит юноша в темном, с капюшоном на глазах. Обходит остановку с двух сторон, с третьей, упирается взглядом в танцующую на четвертой стороне меня, поворачивает назад. Снова и снова и снова, буквой П. Когда приезжает автобус, он не заходит.

2/22/14 07:43 pm

חבל שטרם נבנתה התיבה
אשר תיקח אותי מכאן
או תשאיר אותי לטבוע
רק שתבדיל ביני לבין השאר
אפילו אם פירושו של הדבר
הוא שאני - העם הרשע
Tags:

12/29/13 11:11 am

В моем подвале с синими окнами и двором-колодцем всегда относительно тихо. Любые звуки доносятся сверху, а потому кажутся не совсем настоящими, как из кино или каталога звуков: плач ребенка, ругань соседей, собачий лай, автомобиль.
Просыпаюсь от того, что мужской голос торжественно считает по английски. В прятки, наверное, играют, думаю вставая. Из придворного кафе сегодня доносятся Битлы. Oh darling, darling, stand by me и сразу ah, look at all the lonely people.

11/22/13 05:54 pm

Раньше, до того, что случилось со мной недавно, я ненавидела пятницы. Потому что они притворялись выходными, а на самом деле были полны работы: встать пораньше, сходить в спортзал, срочно прибраться, бегом купить продукты на субботу, приготовить еду до ее наступления… Теперь же, когда у меня больше нет силы воли, и я больше не должна соблюдать субботу, я не хожу по пятницам в зал и не тороплюсь проделать все дела до выхода трех звезд.
Теперь пятница превратилась в день, когда можно не торопясь и без будильника проснуться в девять (на три с четвертью часа позже обычного), почистить зубы прохладной водой, включить бойлер и пить кофе в ожидании воды горячей. Затем позавтракать во дворе, посмотреть серию The Big Bang Theory (выходит как раз к пятнице), сходить на рынок, до которого три минуты, за хлебом, сыром, фруктами и овощами, поздороваться с приятелем в киоске соков и сунуть записку с пожеланием доброй субботы приятелю в пекарне. Обвешать запястья разноцветными пакетами и потратить последнюю десятку на букетик мелких белых цветов, которые нечем держать, но должны же быть цветы на субботу. Проверить, уворачиваясь от туристов, продавцов халвы и многодетных семей, есть ли дегустация вин в винном магазине, и играет ли на уде симпатичный Ниро. В пятницу на рынке обязательно кого-то встречаешь, обычно как раз в тот момент, когда пакеты начинают отламывать руки, а спутник, если таковой был, потерялся в толпе. Можно обняться, обсудить сплетни, может быть, спуститься в парк и посидеть на траве под деревом, играя с опавшими листьями.
Потом вернуться домой, вымыть пол, снять и выстирать постель, высушить стирку (ванная комната нагревается и пахнет стиральным порошком), поиграть на гитаре, выпить еще кофе со свежим хлебом и хурмой. Вместо того, чтобы готовить еду, можно пойти в гости, а можно наоборот позвать кого-нибудь и предоставить это занятие ему, предложив взамен, например, хорошее кино. Теперь, когда у меня нет силы воли, и я не слежу за тем, что ем, я больше не люблю готовить, и с равным удовольствием ем чудесные блюда, приготовленные друзьями, и хлеб с фруктами, основу моего питания.
Пятница превратилась в удивительно спокойный, сонный день. Это в субботу к вечеру начинается активность, ведь нужно все успеть до воскресенья, до которого осталось всего ничего, и которое означает работу и промозглые шесть утра. А в пятницу спешить некуда, можно вернуться домой и поздно лечь, почитать, позаниматься. Наверное, хорошо, что с пятницей и со мной все так изменилось.

10/6/13 02:40 pm - i used to live alone before i knew you

Я опрокидываюсь на диван во дворе, смотрю на небо. По небу пробегают многомерные облака. Теперь они мои, как и цветущее дерево, которое роняет мне во двор лепестки. Все, что обрамляют эти покрытые осыпающейся штукатуркой стенки, теперь — мое, моя нескончаемая выставка красоты. Я лежу, курю и смотрю на бегущие облака.
Во двор ведет синяя дверь, там синие плитки на полу и синие решетки на окнах. Размером он с тот же диван в квадрате. Диван в длину и диван в ширину. Сколько квадратных диванов в моей комнате, не знаю. Зато тут полумрак, стопками вдоль стены лежат мои книги, на окне в коробочках чай, базилик и каммун, а в ванной комнате впервые за долгое время просторно и чисто. Я сижу за столом, курю и произвожу инвентарь своей жизни.
Хорошая квартирка, хоть и маленькая, но для одного в самый раз, говорят мои друзья, пробегая мимо в канун субботы. У тебя тут уютно, кто бы мог ожидать, говорят они, зайдя на чай в два часа ночи. Да у тебя есть все, что тебе нужно, удивляются они. У меня и в самом деле есть все, что мне нужно. А то, чего нет — приземленные вещи, они мне ни к чему. Я пью кофе, слушаю музыку, учусь играть на гитаре и ложусь спать в шесть утра.

9/4/13 03:53 am

архангел гавриил уходит на покой
не оставляя простым смертным надежды никакой
он говорит "надоело", говорит "пока"
забирается на гору и смотрит свысока
и беспечно качает своей так называемой ногой

святой мефодий устал сочинять
он говорит кириллу злобно "ижица ять"
выливает чернила, ломает перо
поддевает сам себя ножом под ребро
и отчаявшись просто уходит пораньше спать

господин иванов не любит жену
но не может ни за что оставлять ее одну
она женщина-поезд, идущий под откос
из-под венца пошла прямо вразнос
и того и гляди улетит автостопом на луну

мы тоже не в себе, мы курим по ночам
ящерицы бегают нам прямо по рукам
мы голову держим всегда в тени
и рыдаем как только остаемся одни
удивительное счастье, что судьбу нашу решать не нам
Tags:

8/17/13 04:10 pm

Жара, страшная, липкая жара, которая обволакивает все и наполняет голову тяжестью. Гул вентилятора и гонимый им влажный теплый воздух не улучшают положения. Сегодня предстоит тяжелая, долгая дорога, от которой не удается ждать хорошего, а за ней — время работы, красоты и суеты, решений и изменений. Когда вернусь, это странное, полное ожидания и вместе с тем стремительное лето будет позади. Всю жизнь я отмеряла годы от сентября к сентябрю. Теперь календарь потерян, нет координат, некуда стремиться. Голова болит, и думать о насущном и срочном так не хочется.

8/7/13 11:41 pm - зато я нюхаю и слышу

Кажется, проще всего считать, что меня нигде нет. В основном этим летом я занимаюсь прощаниями, знакомствами, музыкой и раскопками. Вокруг множество звуков и запахов, мир куда-то стремительно катится, а сквозь что и мимо чего, я не успеваю разглядеть.
Раскопки, например, сопряжены с чрезвычайно разнообразной звуковой дорожкой. Поутру в Старом городе абсолютно тихо, только ботинки спешащих на работу шлепают по наглаженным ступенькам. Если мимо пробегает коллега в наушниках, то не затеваешь разговор, просто киваешь в знак приветствия и уважения к потребности рано утром побыть с собой и своей музыкой. А на работе шумно с первой минуты, недаром пунктуацией рабочего дня служит громкое начальническое «ау!». С неделю назад мы провели день за мытьем черепков и рассказыванием историй под звуки выстрелов и петард, вжжжжуууууууБУМ, вжжжжжууууууБУМ, как будто война, а на самом деле — Рамадан, верно. В затишье стало хорошо слышно звуки с еврейской стороны: барабаны и трубы. Люди, не отвлекаясь от беседы, в правильный момент хором вскричали «Оле!»
На днях часть пути с работы ехала верхом на шее у приятеля Н., который взгромоздил меня туда, не слушая протестов про чудовищный вес. «Это опасно,» проворчал начальник, садясь в машину. «Я знаю,» ответила я, покачиваясь. Н. только усмехнулся. Позже, когда мы проталкивались через толпу правоверных к Дамасским воротам («слушай, до Ид аль-Фитра только Яффские ворота через еврейский квартал!»), на глаза попалась загадочная, но как-то уместная надпись на футболке: Ocean Pacific Warning People Might Snatch You. Вечером на рынке, сидя на закрытом прилавке, вспомнила об этом при виде мамы, несущей младенца. Молодой отец шел рядом и держал дитя за ручку, чтобы не упало. Ко мне подошел человек и сказал: «Ты очень к месту тут сидишь, это ты хорошо придумала, я очень доволен».
После круга капуэры на Сионской площади, когда все зрители уже разошлись, мы продолжали играть, потому что это был последний этим летом круг, и даже строгий М., которому до самолета оставались считанные часы, попытался было совладать с процессом, но затем сказал «эй, что это я всем порчу удовольствие» и включился. И тут мимо проехала коляска с ребенком, накрытая платком. Медленно, торжественно, сама. Она сделала круг почета по площади. Каждый присутствующий столбенел или вздрагивал, затем понимал, что под платком шагает кто-то небольшой и толкает коляску. Среди всеобщего хохота ко мне подошел некто и попросил это записать. А мне было интересно, как сказал сегодня один ребенок, глядя на кенгуру, «как это выглядит по-взаправде». Потому что вот это, сбивчивое и удивительное, не может же оно в самом деле быть земным Иерусалимом.
Powered by LiveJournal.com